Записки из палаты № 7.
Приветствую всех, кто решился заглянуть на мой дружелюбный огонек костра.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Записки из палаты № 7. > Мои истории


Опросы, тесты c категорией "Мои истории".
Пользователи, сообщества c интересом "Мои истории".

четверг, 28 июня 2018 г.
Картинки под настроение Rony Key 17:50:25
­­
­­
­­

Музыка Три сестры
Настроение: Сладкое
Хочется: времени
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
суббота, 14 апреля 2018 г.
Самое важное. Rony Key 14:07:37
Жертвы всегда были неотложной истиной моей недолгой жизни. Хочешь чего-то добиться, то приложи к этому определенные усилия и принеси себя жертву. Пожалуй, я знаю об этом лучше всего. Я всегда отдавала все, дабы "дорогие" мне люди были счастливы и ни о чем не беспокоились. В этом и заключается моя жизнь. Иного пути для меня нет. Я... рада, если они довольны. В этом вся я. Иначе я не могу. Иначе нельзя. По другому не позволит моя программа.

Это сложно принять, но я - киборг. Искусственный интеллект, если вам так проще. Я не просто хрупкая двенадцатилетняя девочка с трогательными янтарными глазами, каковой являюсь на вид. Меня наградили некоторыми эмоциями, но я все же всего лишь машина. Я создана для того, чтобы заботиться о людях. Они... такие хрупкие и несовершенные существа. Они... странные. Иногда я их просто не понимаю. А особенно Его.

- Ты странная... - Ник улыбается и хватает меня за руку. Я... странная? А сам-то. Хмыкаю, но вырваться не пытаюсь. Он слишком упрямый. Он так просто меня не отпустит. А если я вырву руку, то снова причиню ему вред. А этого уже не допустит моя программа. Почему-то он даже красивее и добрее, чем другие люди. Но... малейшее сжатие и его рука сломается. Он же, словно не замечая моего недовольства, аккуратно гладит по моей щеке. - Ты... такая маленькая и хрупкая...

Молчу. Да и что я могу сказать? Он и сам ненамного меня старше. Я имею ввиду свой биологический возраст. Ему почти восемнадцатьлет. Мне по биологическому состоянию организма двенадцать лет и четыре месяца.

Когда я попала сюда, мною был получен четкий приказ: "Если он станет обузой, то его нужно убрать". При этом... этот приказ отдал его отец. А Ник все прекрасно понимает. Интересно, каково это? Ощущать, что ты только приложение к ценным бумагам? Что ты пока полезен, но в любой момент можешь быть убит из-за того, что перестал таковым быть?

Но я совсем не считаю Ника бесполезным. Я - киборг. Я не должна ничего чувствовать и считать, даже не смотря на вживленные в меня зачатки эмоций и чувств. Приказ... Причинить вред человеку для нас равносильно смерти. Но если у нас четкий приказ... то мы будем выполнять его до конца.

- Кора, пошли в парк! - онхватает меня за руку и тянет по направлению к выходу. Он... странный. Да и я... тоже стала странной. Почему-то я уже не могу смириться с мыслью, что мне придется когда-нибудь его убить. Я - киборг... Нет ничего важнее приказа, но похоже... сейчас у меня появилось что-то намного важнее. Мы - просто машины. Мы не должны ничего чувствовать. Мы - куклы, наделенные некоторыми эмоциями, недостатычными даже для животных. Так почему?.. Наверное, я сломалась. Надо будет показаться Ару. Может он разберется в чем неполадка.

Он странный... Все время мне улыбается и пытается обо мне заботится. Каждый раз после моей тренировки с Диром, Ник громко ругается, пытаясь поколотить киборга.Конечно, он этого не сможет сделать. Что может простой человек сделать роботу? Но от его попыток меня защитить в груди почему-то очень тепло... После каждый раз хватает меня за руку и тащит обрабатывать раны и порезы. Зачем? Они же могут и сами зажить. Я его не понимаю. Почему он обо мне заботится? Почему? Ведь... ведь это Я должна проявлять заботу. Он странный...

Мы, роботы, созданы для того, что бы заботится о людях. А еще для боевых операций. Мы - машины для убийства. Как бы хрупко и невинно мы не выглядели, не стоит нас недооценивать. Нам ничего не стоит совершенно не напрягаясь поднять две машины, при этом не использовав даже половины вживленных имплантатов. Именно поэтому его забота глупа и бесполезна.

Хотя я вынуждена признать, что она мне нравится. Нет, я точно сломалась. Мы не должны проявлять такие яркие эмоции. Никому не нравятся слишком самостоятельные киборги. Нас называют "Воронами", хотя в нас нет черного цвета. Интересно, почему? Всего нас было создано девять. А, точно... Но на данный момент осталось всего восемь.

Мир... Он тогда был приставлен охранять Элину. Где-то через пару недель мы заметили, что он как-то слишкомк ней привязался. Конечно, никто ему ничего не сказал. Мы, машины, и не должны отклоняться от программы, а наши советы выглядели бы именно так - как отклонения. А за это нас утилизируют.

Вот и с ним случилось тоже самое... В его черезмерной заботе обнаружили ярко выявленные отклонения. Его отправили на базу, где он подвергся исследованиям. Все было хорошо ровно до того момента как... девушкупохитили. Тогда Мир просто слетел с катушек. Не знаю, что тогда произошло... но его утилизировали. Просто отключили и сожгли. Жаль... мне он нравился.

Он был мне что-то вроде... брата, полагаю.



***




Всегда приходится чем-то жертвовать - неожиданно всплывает в мозгу однажды прочитанная строчка. Действительно... Всегда приходится чем-то жертвовать... Жертв не избежать. Такова правда нашей жизни. Без жертв не обойтись. Ну что же. Придется и мне принести жертву...

Сделать выбор легко. Порой мы его делаем совершенно не задумываясь. Достаточно продумать, что будет лучше для ТЕБЯ. Должно быть странно слышать такие рассуждения от киборга. Сделать выбор легко... Сложнее определить: верно или нет.

Но если тебе дан четкий приказ, то нужный вариант определить еще легче. Мне было сказано: "Если он станет обузой, то его нужно убрать". Он уже обуза. Я не могу уйти с важными документами, просто бросив его тут. Никслишком много знает. Снаружи уже слышатся истошные крики. Похоже, здесь есть и другие киборги. Плохо... я не выстою. Нужно уходить, но...

- Убей... - Ник делает шаг ко мне, протягивая пистолет. Смотрю на него, но про себя иронично улыбаюсь. Конечно, у меня на лице все та же равнодушная маска. Он явно до конца не понимает, с кем имеет дело. Глупый. Я легко сверну тебе шею одной рукой. Не стоит покупаться на мою внешность.

У меня четкий приказ убить тебя. Сейчас я должна выполнять его. Но почему-то я не двигаюсь с места. Я... не могу. Две чаши весов почти равны. Одна утяжелены приказом хозяина. А вторая... моими глупыми чувствами. Против приказа идти тяжело, практически невозможно. Но... я уже приняла решение.

Я стою, загораживая его собой. В здание уже ворвались. Слышны крики за ближайшим поворотом. Телохранители отчаянно пытаются им помешать, но... там же мои... сородичи. Когда они будет здесь - это всего лишь вопрос времени.

Интересно, чем Ник им так помешал? Нет, я знаю, что он сын Вара Черного, одного из самых влиятельных боссов и все такое... Но им не надоело? Это уже четвертое покушение за две недели. К счастью, до этого все они провалились. Это первый раз, когда вооруженные люди проникли в здание. И первый раз, когда они использовали других киборгов. Интересно, кто за этим всем стоит? Если устранить первопричину, то может ему перестанет грозить ежесекундная опасность? Надо будет об этом поразмышлять на досуге. Если доживу, конечно.

- Уходи. - в моем голосе звучит металл и равнодушие. Он мотает головой и делает шаг ко мне. Опять... Почему он опять так глупо поступает? В моих глазах даже лед дрожит от холода. - Ты же ничего не можешь сделать. Там киборги. Киборги, понимаешь?

- Нет! Я останусь с тобой! - крепко прижимаешь меня к себе, загораживая от опасности. Какая же ты хрупкая защита... Твои руки дрожат. Тебе страшно. Естественно, если бы я была человеком, мне тоже было бы страшно... Если бы была? Горько улыбаюсь. А ты продолжаешь что-то шептать. Прислушиваюсь. - Я что-нибудь придумаю! Ты главное не волнуйся... я тебя тут не оставлю... положись на меня... я сейчас...

В такой ситуации ты все еще пытаешься обо мне заботится? Дурак... Не выдерживаю и срываюсь. Пожалуй, это первый и последний раз, когда мои настоящие чувства прорвались из-под холодной и равнодушной маски:

- Вали давай! Не то время, что бы ты мог ослушаться моего приказа! Беги! Вот документы. Отдашь их хозяину. Я их задержу. - Видимо, я и впрямь киборг с ярко выраженными отклонениями. Ни один другой не смог бы повысить голос на человека и уйти от приказа. Видимо, вся наша партия бракованная.

Ник, ты же видишь боль в моих глазах. Я первый раз позволила тебе увидеть мои настоящие эмоции. Уходи. Ты на секунду замираешь и, скрывая слезы, срываешься с места. Ну и зачем плакать? Ты же будешь жить. Теперь моя задача задержать преследователей как можно дольше. Интересно, тебе хватит двадцати минут? Надеюсь, что да.

- Боевой режим. Включить. - мне даже самой страшно от моего механического голоса, в котором нет никаких эмоций. Это странно. Обычно он у меня тоже холодный, но не настолько же. Но уже через секунду...

Боевой режим включен.- тихо шепнуло сознание. Враги приближаются. Шесть человек справа, да еще два сбоку. Киборги пока не показываются. Это меня полностью устраивает. Так мои шансы положить наибольшее количество врагов увеличена на три с половиной процента.Не бог весть что, но тоже неплохо. Ну что же, поехали.

Дальше мое тело двигается только на рефлексах. Два ближайших ко мне мужчин даже не успели дернуться. Слышен тихий хруст. Ну что же... Минус два. А нет. Еще минус три. Этих я просто откинула. Правда с такой силой, что, если они выжили, то поднимутся в лучшем случае через час, если я их к тому времени не добью. Еще минус два. Отлично, если продолжать в том же темпе, может мне удастся... нет. Не получится...

Это я отчетливо понимаю, когда мне в спину вошел штырь. Меня... на него насадили? Молча смотрю на торчащую железяку. Такое не мог сделать обычный человек... Это наверное странно, что я могу так ясно соображать. Но на мое счастье, я - киборг. Мы можем сражаться, даже если у нас пробито сердце или мозг. Так что - пробитая печень - тьфу! Но крови я потеряла достаточно. Да и пришпиленной быть не очень удобно. Может, мне сняться? Но придти к решению не успеваю.

- Стоять! - я этот крик узнаю из тысячи. Окамениваю. Хозяин? Не может быть... Ч-что он тут делает? Неужели... Пытаюсь сделать к нему шаг, но не могу. К сожалению, прямой приказ Хозяев киборги нарушить не могут. Тот приказ был выражен с помощью намеков. Именно поэтому я смогла его кое-как обойти.

- Ну что,поприветствуй своего старшего братика. - опять слышится противный голос сверху. Поднимаю голову. Как же я его ненавижу. - Да не туда, дура! Влево посмотри! Вот же идиотка!

Покорно смотрю влево. Я не хочу спорить с программой, которая заставляет меня подчиняться приказам глубоко противного мне человека. На меня с точно таким же равнодушием смотрит парень лет 20 на вид. Каштановые волосы и карие глазана вытянутом лице, покрытом шрамами.Узнаю. Это Эрик. Надо же, свиделись-таки.

- Иди сюда. - Хозяин манит меня к себе. Идут вперед, снимая себя с арматуры. Кажется, кроме печени,она повредила мне еще ребра и легкие. Странно... что так мало. Но не успела я подойти и на два метра, как он тут же громко рявкнул, трусливо шарахнувшись назад: - Стой! Не подходи.

Останавливаюсь. С непроницаемым лицом смотрю на него. Ну и что он придумает? Зная его, ничего хорошего.

- Встань на колени.

Медленно сгибаю ноги. Для меня нет разницы: стою ли я на ногах или на коленях. Только последнее положение менее выгодное для атаки. Не очень удобно, но сойдет.

- Знаешь... Ты мне столько крови попортила. И ведь всего лишь защищала этого... выродка. - хозяин брезгливо скривился. Я дергаюсь и резко вскидываю на него глаза. Почему он так говорит о своем сыне? Но спустя секунду тут же опуская взгляд в землю. Его злит, если он видит, что я смотрю на него в упор. Все это не заняло и секунды, но... Но похоже мой порыв все же заметили. Плохо... - А знаешь что? Сдохни сама. Это приказ.

Система самоуничтожения активирована. Дыхание остановлено. Блокадасердечного ритма произойдет через десять секунд.

Девять.

Восемь...

Варианта "отменить", как с выбором при ранение отключаемых имплантатов, система не предложила. Впрочем, это не удивительно. Однозначный хозяйский приказ не подлежит корректировке.

Хозяин жадно смотрит на меня. И чего тут интересного? Ах да... пожалуй, это был единственный пункт в инструкции, который он не решился проверить. Мало ли, вдруг я действительно возьму и умру так быстро и качественно, что останется только выкинуть на помойку?
Странно... но я почему-то теряю сознание. Интересно, поче...



Год назад, когда я только появилась на свет и познавала мир, я очень увлеклась чтением. Каждая книга завлекала меня так, словно я находилась там, внутри. Я читала без разбору все подряд. Мне было впервые... весело. Именно в книгах я нашла отдушину своей не самой радостной жизни. Я читала целыми днями и ночами, в попытках проглотить как можно больше нового и интересного, пока есть такая возможность. И тогда... я наткнулась на эту фразу. Не помню, сколько бессонных ночей я провела над ней, в попытках разгадать ее смысл. Тогда я не понимала ее. Да и сейчас она яснее не стала. Но какая-то идея мелькает на грани сознания, дразня и ни как не даваясь в руки.

Всегда приходится чем-то жертвовать. Иногда нужно промолчать, когда хочется сказать очень многое, иногда надо уступить, пусть даже и знаешь, что он не прав. Но эти жертвы не идут ни в какое сравнение с тем, что ты получаешь взамен.Ты просто просыпаешься утром и понимаешь, что сегодня он будет рядом с тобой.


Почему-то я не умерла. Это я поняла, как только услышала противный писк приборов и почувствовала тяжесть на руке. Медленно открываю глаза и смотрю на белый потолок. Потом медленно шевелю пальцами. На левой руке получилось, а на правой нет. Нахмурившись, поворачиваю голову вправо и замираю, боясь пошевелиться. Ник тут. Почему-то я не удивлена.

И, кажется, я наконец поняла весь смысл той фразы.

- Я вернулась, хозяин.

­­

Музыка все просто
Настроение: превосходное
Хочется: книг
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
Белладонна. Rony Key 13:27:54
"Мой поцелуй совсем не от любви... Мои объятия не согревают... Я несу лишь смерть."



- Это случилось так давно, что все упоминание об этом давно уже стерлись из людской памяти... Да и было ли это на самом деле? Никто не знает, но поговаривали, что давным-давно на светежили-были девушки, милей которыхна всем белом свете не сыщешь. Куклыдня сегодняшнего, насквозь пропитанныестрашным­ ядом… Белоснежной пудрой из сгнивших костей в пьянящем вине цвета крови… Поцелуй ее нес погибель, а объятия – могильный холод.

Этидевушки– Ангелы Смерти, и имя имЯдовитыеПринцессы­

Было ли это на самом деле или не было... это уже вам решать. А я... мне просто надо рассказать вам эту историю. Кто сказал, что красота решает все? Многие ли из по-настоящему красивых девушек обрели счастье? Как бы там ни было, но...



- Эй ты, а ну жри быстрей! - визгливо закричала служанка, почти швыряя тарелку перед стоящим на коленях парнем лет восемнадцати и со всей силы дергая поводок его ошейника. Тот быстро начал есть, почти давясь от спешки. Белые растрепанные волосы, от чего парнишку можно было бы назвать седым, серые глаза, потрепанная старая одежда, явно одолженная с чужого плеча, так как была слишком велика ему. Худощавое телосложение и усталое лицо с мягкими и правильными чертами. Асеби недавно исполнилось двадцать, хоть он и выглядел моложе. Вот уже два месяца он работал сомелье - человеком, который пробует пищу, чтобы узнать отравлена она или нет. Работа, конечно опасная, но платить обещали хорошо. Асеби очень надеялся, что эти меры с ошейником временные.

- Фу, милочка, как вульгарно! - захихикала еще одна служанка, прикрывая рукой рот. Одетая в белый сильно накрахмаленный чепец и такое же белое платье с черным передником, Лоя зло усмехнулась, с неприязнью глядя на девушку с поводком. Они не были друзьями, но и не враждовали. Скорее их отношения застыли на уровне некого соперничества.- Ты же в приличном обществе!

- Но надо же проверить, отравлена еда или нет. Быстрее! Я кому сказала?! - Служанка же, что стояла над сомелье, еще раз громко прикрикнула, торопя. Мари работала в этом дворце четыре года. За время ее работы сменился не один дегустатор. Она многих повидала. От совсем ребенка, лет десяти, до вполне себе пожилого, лет сорока. Кто-то умер, отведав отрявленное явство, другие, кто был поумнее, старались долго не задерживаться на этой должности. Но у кого-то, как у этого паренька, совсем не было выбора. Мари жестко усмехнулась и дернула поводок, отчего ошейник больно впился в шею. В этом не было необходимости. Скорее... ей просто так хотелось.

Мари прекрасно понимала, что долго этот парнишка не проживет. Еще несколько месяцев, максимум год и... Но ей даже в голову бы не пришло жалеть его. Зачем? В чем смысл? Ведь если начнешь жалеть каждого сомелье, то так и работы лишиться недолго. К тому же... Она уже видела слишком много... Слишком много смертей.

Она еще раз скользнула по нему взглядом. Действительно... Ему долго не прожить. Особенно с темувлечением, которым увлекаться никому не стоит. Особенно, если хочешь жить...



***



- Белладонна! Открой! Я принес тебе цветок! - радостно кричал Асеби, протягивая красивую карминовую лилию вверх. Сначала ничего не происходила, а потом распахнулось окно и из него выглянула... Как описать такую красоту? Разве найдутся слова, чтобы описать ее черные шелковистые волосы, волной спадающие вниз по спине? Разве можно передать белизну ее кожи и кукольные черты лица? А отобразитьбольшие небесно-голубые глаза, бездонные, словно озера, иногда отливающие синим?

- Каждый божий день... Тебе еще не осточертело это? - безразлично спросила красавица, ничего не выражающим взглядом глядя прямо на него. Кукольная красота... Ни одной неправильной черты... Разве может существовать в природе что-то настолько прекрасное и совершенное? Ее можно сравнить с прекрасной розой. Хрупкой и нежной, с мягкими розовыми лепестками. И одновременно опасной и желанной, с темно-бардовыми. - Не уж-то не боишься меня?

- Отчего? Ты так прекрасна!

- Кстати, а цветочек твой даво уже помер! - сообщила Белладонна, наклоняясь к нему. Асеби даже вскрикнул от разочарования, глядя на черные свернутые и словно обуглившиеся лепестки. - Убирайся! И чтобы духу твоего здесь не было! - рявкнула красавица, с грохотом захлопывая створки и оставляя парня в одиночестве.



***



- Белладонна! Я выжил и получил повышение! - радостно закричал Асеби, размахивая руками. Белладонна лишь отвернулась и прикрыла глаза. Если честно, она просто не знала как к нему относиться. Да и он вел себя странно, что немногопугало. Все в этом дворце знали, кто такиеДети Кантареллыили просто Ядовитыепринцессы. Одно прикосновение и любое живое существо мгновенно умрет в страшных муках. Их желали. Всегда желали. Но одновременно их очень боялись. Но этот парень... он... - Я общел тебе подарить самый красивый цветок, что растет в этом дворце!

Нет, он и вправду очень странный...

- И что этот сомелье себе позволяет? - скрипуче произнесла Мандрагора, но для всех ее воспитаниц-убийц она была просто бабушкой. Не стоит наивно полагать, считая, что эта добрая старушка подобрала малышек-сироток и помогла им выжить (Ага, для развлечения делая их ядовитыми). На самом деле в этом и заключалась та самая страшная тайна...

"Все начинается с ядовитых трав под колыбелью...под простынями...под одеждой... Их добавляют в молоко для младенцев. Так, постепенно, в них внедряют яд."

Маленькое королевство Аконит, затерявшееся где-то в глубине гор, насчитывало едва ли тысячукиллометров и десять городов. Застывшее в свой тихом и спокойном месте, но совсем не спокойное изнутри. Оно существовало только благодаря своим ядам. Кого-то из красивых юных девушек покупали у родных, кого-то - похищали, а кого-то - находили на пороге.

- Какая разница. Просто не обращай внимания, бабуля. Покричит и перестанет. - безразлично произнесла Белладнна, беря в руку один из ранее принесенных им цветком. Тот на глазах чернел, сворачивая один за другим свои негода прекрасные лепестки. Мгновение, и в руке девушки снова черный обгоревший цветок.

- Без разницы, что он там лапочет. Попробует тебя и он конченный человек. - проскрипела старушка, внимательно глядя на подопечную.

- Что за ересь, бабуля?! - искренне удивилась Белладонна, в упор глядя на наставницу.

- Не забывай, тебе все равно никогда не любить и не быть любимой.

- Я знаю это. - сказала Белладнно, аккуратно касаясь цветов в вазе. Спустя секнду те уже съежились, роняя один за другим черные лепестки.



***



- Подними свое лицо, дитя Кантареллы. - громко произнесла королева, внимательно рассматривая новую принцессу. Губы растянулись в хищной улыбке. Эта новая девчонка очень понравилась Лорель. - Ты прекрасна! Император Адала падет к твоим ногам! Я очень довольна, Мандрагора.

- Это честь для меня, ваше величество. - низко поклонилась старуха. Ей уже представлялась богатая награда, которую наверняка даст королева. Что-что, а на оплату ее девочек королева никогда не скупилась. Естественно, ведь их королевство существует только за счет принцесс.

- Прекрасная девушка-убийца. Она превосходна! Говорят императорская политика в полнейшем хаосе из-за борьбы за пост министра. У нас есть отличный шанс погрузить его в вечный сон.

- Да, ваше величество.



- В этом заключается твой смысл жизни. Нервничаешь, не так ли? - после долгого молчания наконец спросила Мандрагора. Белладонна прикрыла глаза и покачала головой, устремив взгляд в окно.



"Нет, мне давно уже не страшны смерти и убийства... Я давно забыла, что такое чувства. Потому что я - кукла сегодняшнего дня"




***




- Я слышал, что ее отправляют в Адал. Интересно, какого ей будет с этим похотливым императором? - весело засмеялся один из стражников, стоя у окна. - Может, стоит попробовать с ней разок?

- Идиот! Попробуй и отправишься на тот свет! Я серьезно! - весело засмеялся второй, толкая друга в плечо.

- Это правда?! - закричал Асеби, подлетая к парням и хватая одного за шиворот. Второй просто отшатнулся от неожиданности.

- Ты что творишь, Асеби?! Больно же! - недовольно произнес стражник, отпихивая сомелье в сторону и потирая шею. - Оставь. В этом нет смысла. Ядовитые принцессы одноразовы. Она никогда не вернется из этого королевства.

Асеби пошатнулся, с недоверием глядя на очередной цветок, который нес ей. Неужели, она так никогде его и не увидит?



***



- Моя, моя красавица! - радостно произнес старик, сидящий на троне. Длинные седые волосы, тучная фигура с выпирающим животиком, морщинистое лицо с серыми глазами на выкате. - Как тебя зовут, дитя?

- Атропа Белладонна Кантарелла, ваше величество. Это большая честь для меня познакомиться с вами. - произнесла девушка, присев в глубоком реверансе. Получив разрешение встать, грациозно поднялась и медленно проследовала в свои покои, слыша восхищенные и завистливые шепотки за спиной.

- В этот раз дань императору особенно прекрасна... - в голосе зависть так и плещется.

- Даже слишком, и это поражает... - а вот этот сомневается. И правильно делает.

- Ходят слухи, что королева Акониты - настоящая коварная лиса... - с сомнением и с каплей страха произнес еще один.

- Нам стоило бы быть настороже. - недовольно пробурчал следующий голос.

- Ее глаза - шипы, но нельзя же ее подозревать во всех бедах человечества! - встал кто-то на защиту.



- Я устала. оставьте меня одну. - произнесла Белладонна, стоило ей зайти в покои. Голова болела, а сердце сжималось от недоброго предчувствия. Девушка и сама не могла понять в чем же дело. Но что-то было явно не так.

- Да, мадам. - служанка с низким поклоном покинула комнату. Белладонна медленно выдохнула, дождавшись хлопка двери и приложила руку в голове. Почему-то она болела. Даже странно, ведь обычно девушка не чувствовала ничего подобного. Уже слишком давно ее не посещало ни одно недомогание.

Неожиданно в окно кто-то громко стукнул. Раз, другой. Белладонна быстро подошла к окну, пытаясь понять, что это. Сначала ей показалось, что она сошла с ума. Да и потом эта мысль упрямо продолжала сидеть у нее в голове. На дереве сидел Асеби, как всегда радостно улыбаясь, и протягивал еще нежно-оранжевую лилию на длинном стебельке. Потрепанная одежда и царапины на лице и теле явно свидетельствовали о том, что путь сюда был для него не легким.

- А?! - Белладонна растерянно распахнула глаза, просто не ожидая его здесь увидеть. В ее душе поднималась целая буря эмоций: растерянность, робкое счастье и огромное удивление. Она никак не ожидала, что этот забавный парнишка, не взирая на все опасности, придет к ней. Прикрыв глаза, девушка медленно выдохнула и вернула привычную холодность. - Что ты здесь делаешь? Зачем пришел?

- Я? Я пришел подарить тебе этот цве... А НЕТ! Подожди! - вскрикнулАсеби, когда девушка собралась уже снова закрыть окно. - Белладонна, давай сбежим вместе. В лесу спрятана лошадь. И мой друг, знаток этой местности, указал мне путь для побега!

- Бесполезно. Нас все равно найдут. Убирайся. - Быстро закрыв окно и прислонившись к нему спиной, девушка позволила себе грустную улыбку. Действительно... Не в ее положение можно рассчитывать хоть на что-то. Она ведь убийца.

- Белладонна! Пожалуйста, ты должна быть счастлива! Ради тебя я сделаю все что угодно! Мы не вещи, чтобы нас викидывать! Ни ты, ни я!

"Даже если я предам родину... Даже если выживу... Мне не любить и не быть любимой".



***



- Его величество слишком быстро предался ей. - неодобрительно шептались министры, глядя в окно на гуляющую внизу пару. Белладонна из-под ресниц взглянула на кучку придворных, недовольно переговаривающихся между собой. Хмыкнула.- Пока в его стране свергают монархию, он с девчонкой забавляется! Глянь! Нашу новую госпожу трудно не заметить!

- Я приготовил прекрасное укромное местечко между фонтанами. - прошептал королева, приобнимая Белладонну за талию. Та поморщилась, но продолжала мило улыбаться, изображая из себя восхищенную дурочку. Благо, особых проблем сыграть эту роль не составило.

- Ваше высочество! - громко закричала стража, врываясь в сад и швыряя Асеби себе под ноги. Белладонна еле заметно вздохнула, нахмурившись. - Мы поймали вторженца.

- Ваше сиятельство, вчера моя служанка видела его в спальне госпожи Белладонны. - противным голосов зашептала блондинка в таком ужасающем платье кошмарно-розового цвета с огромным количеством рюш. Лично по скромному мнению Белладонны, она бельше всего напоминала торт. Ну или большую глупую лупоглазую куклу, с который играются дети слуг. - Осмелюсь предположить, что они любовники. Или, хуже того, шпионы Акониты!

- Если так, то они оба умрут.

- А?! Что за?! А ну отпустите меня! - закричал Асеби, пытаясь вырваться.

- Хо-хо, каков упрямец.

- Я его впервые вижу. - спокойно сообщила Белладонна, поднимая безразличный взгляд на короля и стоящую рядом блондинку.

- Стража! Сломайте ему пальцы! Медленно и мучительно, дабы этот презренный раб изверг-таки правду! - лениво приказал король, глядя на невозмутимую Белладонну. Девушка лишь еле заметно расширила глаза. Но этого, к счастью, никто не заметил.

- Да, сир! - раздался хруст. Потом еще один, и еще... - Если хочешь молить о пощаде, сейчас самое время!

- Да не знаю... я... эту женщину... Впервые... в жизни... вижу... - с трудом прохрипел Асеби, морщась. Его тут же двинули тяжелым сапогом в лицо. Асеби хрипло закашлялся, пытаясь сплюнуть кровь.

- Восемь пальцев... девять пальцев... десять пальцев... - равнодушно считает страж. Боже, как это чудовищно звучит! - Хо-хо, какой упрямый...

- Ну все, хватит! Выглядит отвратительно. Отрубить ему голову и дело с концом!

- И правда, раз леди Белладонна его не знает.

- Ах, настало время пить чай. Как насчет того, чтобы провести чаепитие в саду?

- О! Что ты говоришь. Отличная идея.

- Асе... - начала было Белладонна и тут же замерла, неверяще распахнув глаза. Больше всего ей хотелось заплакать, но нельзя было показывать свои слабости. Парень в последний раз обернулся и, чуть улыбнувшись, приложил сломанный палец к губам, словно призывая молчать.


"Ты должна жить и обрести счастье..."




***



- Рад. Ведь я твой любовник. Не так ли?! - радостно сказал король лежа в кровати. Белладонна раздевалась, чувствуя на своей коже противный липкий взгляд. В душе поднималась волна глухой ненависти. Да, она его ненавидела. А еще она теперь ненавидела бабушка и королеву. Она ненавидела их именно той холодной ненавистью, которая страшнее всего. - Думала, я не замечу?

- Какая теперь разница? - спросила Белладонна, прикрывая голую грудь руками. Этот старый потный и тяжкло дыщащий мужчина не вызывал у нее ничего кроме отвращения. Но ради плана, придеться лечь к нему в постель... До первого поцелуя.

Белладонна потянулась к нему и поцеловала, чувствуя, как жертва забилась в предсмертных судорогах. Из горла мужчина хлынула кровь, пачкая постель и кожу. Девушка медленно поднялась и с неким омерзением посмотрела на труп. Ей было противно.



"Давай сбежим вместе! Друг, хорошо знающий местность... Мы не вещи, которые можно просто так выбросить. Ни ты, ни я... Спустись в долину и пересеки вельскую низменность..."




Белладонна быстро бежала по лесу. Из дворца удалось выскользнуть без труда. Видимо, они были слишком заняты казнью Асеби. На этом моменте девушка еле заметно вхлипнула, но тут же тряхнула головой. Да и слуги пропали, что было тоже удивительно.

Ночной прохладный ветерок ласково охлаждал разгаряченную кожу. Там, где ступала девушка, оставалась полоса выжженной земли. Еще мгновение, и Белладонна вышла из леса. Перед ней действительно стояла лошадь, а на седле...



"Я ядовитая принцесса... Эти руки никогда никого не обнимут...

Чем сильнее люблю, тем быстрее теряю".




Девушка отчаянно плакала, держа в судорожно стиснутых пальцах некогда прекрасную, а сейчас черную и обуглившуюся лилию. Последний подарок.Егопоследни­й подарок. Она уже давно потеряла счет времени. Возможно, она теряла драгоценное сейчас для нее время... но так было правильно. Именно сейчас, Такбыло правильно.



Уже потом, гораздо позже, когда первые робкие лучики солнца начали несмело щекотать небо, Белладонна полностью успокоилась. От цветка не осталось ничего. Девушка быстро стряхнула прах со своих рук. Медленно поднявшись и в последний раз посмотрев назад, она подошла к лошади и взобралась в седло. Лошадь крупнее цветка. И выдержит ее яд в течение нескольких часов.

Девушка возвращалась в Аконит. Она кое-что должна доделать. Но еще она твердо пообещала себе одно: отныне она будет жить не только засебя, но за Асеби.


­­

Музыка woles
Настроение: неплохое
Хочется: хороших результатов
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
суббота, 10 февраля 2018 г.
Стихи про школу Отчаяния Rony Key 18:10:45
Истеричный хохот
Срывается с губ...
Из этой школы ученики
Уже никогда не уйдут.

Отчаяние царит,
Проникая в мозг.
Не убъешь - быть
Тебе убитым, умрешь.

Быть убитым, не убитым -
Все равно. Выбора нет.
Никто здесь не даст
Тебе верный ответ.

Коль раскроют тебя,
То закончится игра.
Никто не придет и
Тебя не спасет.

Выбор, казалось бы,
Прост как слеза.
Тем и сложен он.
Жди в спину ножа.

Предаст даже близкий,
Чтобы шкуру спасти.
Инстинкт такой низкий:
Убей или умри.

­­

Музыка он - дракон. Песня Миры
Настроение: интересное
Хочется: приключений
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
пятница, 19 января 2018 г.
Что для бога лишь миг... Rony Key 20:06:20
Ребят, у меня родилась племяшечка!!!! Такая красотулечка. Рост: 53 см, вес: 3,700 кг. Я так рада!!!:-D­

Что для бога лишь миг,
То для смертного век.
Иди куда шел,
Уходи человек.

Напрасно томленье,
Терзанье сердец.
Сон - пробужденье,
Ожиданья венец.

Смертному - смерть,
Богу вечная воля.
Вернется домой?
Так нет уже дома.

Свободный летает,
А ты его ждешь.
Так часто бывает,
Но путь тот пройдешь.

Пройдешь до конца?
- Напрасный тот труд...
Не верь их словам.
Они не поймут.

Жди - не жди. Ты
Не дождешься.
Ты не вернешься... Лишь
В ловушку вечности вновь попадешься.

­­

Музыка малышка моя
Настроение: отличное
Хочется: веселья.
Категории: Мои истории
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
вторник, 16 января 2018 г.
Шестая - Хвост феи и Эхо террора Rony Key 18:05:16
- Бедная девочка... Остаться сиротой в столь юном возрасте... - фальшь темной серой змеей скользит по ее коже, находя воплощение в каждом слове. Люси тихо всхлипывает и изо всех сил сжимается в клубок, обнимая колени. Ей хочется громко закричать, что эти слова фальшивы. Насквозь фальшивы. Также, как и эта жалость. Но... серая тварь так и не позволяет ей открыть рот.
Она так ничего и не говорит. Лишь крепче сжимается в клубок, пряча голову и стараясь не слушать. А вернее - не слышать. Сначала мать. А теперь еще и отец. Эти смерти окончательно подкосили ее. А эти люди... Они только рады подобному раскладу, ведь теперь с Джудом не нужно даже считаться. А она... Она еще слишком мала, чтобы хоть что-то противопоставить им. Они ее сейчас просто добивают. Не со зла, конечно. Наверное они даже не подозревают, что она гораздо умнее их.
- Кто же о ней позаботиться? Я не могу. У меня и своя... - блондинка не слушает дальше. Коричневая лягушка поворачивает голову и смотрит на нее. Интересно, почему неприятные слова находят проявление именно в таких, неприятных, созданиях? Чего-то подобного она уже давно ожидала. Еще с тех самых пор, как получила известие о смерти отца. Она еще тогда была твердо уверена в том, что ей и не стоит рассчитывать на что-то хорошее.
- Ничего страшного. Я нашел ей хорошее место, где о ней позаботяться. К счастью, она смогла пройти тот тест. Ну, помните, я к ней недавно приводил... - голос обрывается, когда мужчина замечает, что девочка на него смотрит. Люси вспоминает то посещение и череду глупых и долгих вопросов, на которые нужно было отвечать как можно подробнее. А еще она вспомнила, что тот человек очень обрадовался ее ответам.
Блондинка во все глаза смотрит на очередное чудовище, порожденное ее странным даром. На этот раз это было странное семиногое существо грязно-зеленого цвета. Несколько слепых глаз внимательно уставились на испуганно дернувшуюся Люси. Настолько противное, что при одном взгляде на него становилось плохо.
- К тому же они обещали, что о ней сотрут все воспоминания. - радостно подхватывает какая-то женщина. Кажется, жена главного партнера ее отца. - Да и девочка прекрасно подходит им по возрасту. Пять лет ей исполнится только через год. Ну а если она помрет во время очередного эксперемента - не велика потеря.
- Мия, хватит! - зло обрывает ее хриплый баритон. Люси снова сжимается в клубок, стараясь не смотреть на очередную тварь, которую призвали эти злые слова. Ей противно. Очень противно. А еще очень страшно. Девочка снова всхлипывает и поднимает на всех присутствующих потемневшие глаза. Она их ненавидит. Как она их всех ненавидит... Ведь это они виноваты в смерти ее отца.

***


На похоронах была до отвращения прекрасная погода. Ярко светило солнце, на небе не было ни облачка. Дул ласковый теплый ветерок. На фоне яркого весеннего дня ее черное платье и черный лакированный гроб резко контростировали с зеленой травой и белой кожей.
На похоронах никто не плакал. Даже Люси. Но дело было не в том, что ей стала вдруг безразлична смерть отца. Просто она выплакала уже все слезы. И сейчас смотрела на гроб красными воспаленными глазами. Но слез не было. Словно в одно мгновение кончилась вся вода в организме. В горле стоял ком, который мешал не то что говорить - дышать.
Ее забирают сразу же после похорон. Просто появляются рядом и забирают, получив кивок от мужчины. С ней никто не собирается прощаться, да Люси этого и не ожидала. Ей же давно некуда возвращаться. Именно поэтому она покорно побрела за двумя людьми, которым она так резко понадобилась.
Еще одна странность, связанная с ней, это то, что ей покрасили волосы. Не слушая никаких возражений просто взяли и покрасили их в черный цвет. Интересно, почему именно в него? Впрочем... ее волосы очень красиво сочетались с черной траурной одеждой и ее белой кожей.
В том доме, куда ее привели, все было серое. Серые стены, серый пол, серая крыша. Даже трава и то была серой. Зато одежда была белой. Всегда. Всегда была исключительно белой. Только белой. В ней мало что можно было делать, ведь велика была вероятность испачкать ее.
А еще там было скучно. Какие-то странные дети, целыми днями собирающие в серой комнате серые пазлы или играющие в серые неинтересные игры. Даже слова были серыми. Этот серый бесцветный мир отравлял ее. Впитывался в кожу и волосы, оставляя после себя только серый океан безразличия.
Слова отказывались превращаться в каких-то чудовищ, предпочитая быть серыми никому ненужными тенями, которые никому и никогда не нужны. Первое время, наблюдая за ними Люси хоть как-то развлекалась. А потом... Потом ей надоело. И она перестала обращать на них внимание.
Но иногда в словах воспитателей проявляются яркие краски. Кроваво-алый - раздражение. Темно-синий - отчаяние, когда очередной эксперимент проваливается. Нежно-оранжевый - умиротворение, если что-то идет удачно.

Шестая - это имя она получила сразу же, когда попала в это здание. Их звали почему-то по номерам, даже не пытаясь узнать их настоящие имена. Но, иногда у Люси складывалось такое впечатление, что у большинства ребят здесь нет имен. И это... пугало.
- Отныне ты - Шестая. - первые же слова были темно-зелеными. Такой цвет означал тревогу. Люси нахмурилась, вскидывая на говорившего карие глаза. Монстра не появилось, а это значит, что говоривший не злится на нее. Поэтому девочка немного осмелела и громко крикнула:
- Неправда! меня зовут Люси! - тонкий голосок колокольчиком отдался в большой серой комнате. Люси помнит, с каким удивлением на нее тогда посмотрели те странные дети. Девочка хмурится и громко повторяет. - Лю-си! Лю-си! Люси! Мне не нравится имя - Шестая. Оно плохо звучит.
- Вас никто не любит. Поэтому у вас нет имен. - в голосе появился кроваво-красный оттенок. На пол упала черная змея и с довольным шипением поползла в сторону испуганно попятившейся девушки. Та широко распахнутыми глазами следила за плавными движениями гадины. - Вы никому не нужны.
- Ложь! - снова громко кричит брюнетка, встряхивая черными как вороное крыло волосами. Злость неожиданно придает ей сил. Она с удовольствием смотрит, как черная гадина трескается посередине и растворяется в воздухе. - У меня есть имя! Есть один человек... Она ждет меня. Всегда будет ждать! А остальные... Я буду их любить. И они будут мне нужны!

***



- Раз ты так нужна этому человеку, тогда почему он тебя не ищет? - фиолетовый голос отдает презрением, а еще белой усталостью. Надзиратель и вправду от нее устал. Упрямая девчонка, отказывающаяся отзываться на непривычную имя-кличку.
Девчонка лишь хмыкает и отворачивается, не спеша отвечать. А потом с радостным смехом бежит к другим детям, чтобы поиграть с ними и поделиться своей улыбкой. Рядом с ней равнодушные ребята оживали, греясь в странной энергии, которая исходила от этой девочки.
С того момента, как она появилась в этом странном месте, сначала неуверенно, но потом все ярче и ярче она начала сиять. Постоянно. Перестала обращать внимание на подколы надзирателей, которым не нравилось столь подозрительное оживление их подопечной.
Все чаще раздавался ее счастливый смех, которому вторили тихие голоса других ребят. Люси уже перестала обращать внимания на себя и на свои проблемы со здоровьем. Она решила стать поддержкой и опорой для этих детей, которые, судя по всему, никогда не испытывали на себе любви и счастья.
Но какой бы равнодушной и веселой со стороны она не выглядела, но даже Люси иногда чувствовала в душе глухую тревогу. Ее очень беспокоило то, что Венди до сих пор не позвонила и даже не написала ей. Люси мутно помнила что-то про то, что все следы ее пребывание в мире за стенами этого дома будут стерты. Но Венди бы так просто не сдалась - в этом Люси была уверена твердо. Тогда... в чем же дело?
Ответ на этот вопрос брюнетка получила спустя три месяца. Однажды в дом приехала высокая женщина с длинными белыми волосами и яркими голубыми глазами. Строгий синий костюм плотно облегал фигуру, подчеркивая только достоинства фигуры. Черные туфли на высоком каблуке быстро цокали по лестнице, когда женщина в несколько шагов легко взлетела по ней. Черные солнцезащитные очки были закреплены в волосах, резко контрастируя с их белизной.
Все воспитанники внимательно смотрели в окно, как она поднимается по ступеням. Та внимательно осмотрела эту серость по сторонам и резко вскинула глаза, встречаясь взглядом с несколькими детишками. И неожиданно подмигнула, улыбаясь краешком губ.
- Люси. - раздается от двери знакомый голос, и девочка резко вскидывает голову, распахивая яркие карие глаза. Сначала просто открывает и закрывает рот, не зная что сказать. А потом с радостным криком бежит к женщине, падая в ее объятия:
- Грандина, а что ты... вы... ты здесь делаешь? А где Венди?
- Она... - женщина отводит взгляд и прикусывает губу. Люси шокированно распахивает глаза, замирая. Она знала, что здоровье подруги всегда оставляло желать лучшего. Но настолько? Немного отступает и одними губами спрашивает, получая в ответ грустный кивок. - Да. Но она просила передать тебе это письмо.
- Ладно. - девочка немного отступает, принимая немного помятый конверт из тетрадного листа в клеточку. Она не знает, как ей стоит реагировать на смерть подруги. Только чувствует, что серость еще больше погружает ее в свои объятия. Собственное равнодушие очень сильно пугает девочку. Ей страшно. Очень.
- Кстати, зачем я, собственно, приехала. - Грандина оборачивается к охранникам и в упор смотрит на них. Те попятились. - Я ее забираю.
Люси удивленно смотрит на нее, не веря собственным ушам. Она даже не подозревала о том, что она может быть хоть кому-то нужна. А уж тем более не думала, что ее заберет мать лучшей подруги. Бывшей лучшей подруги.
Грандина оставила ей конфеты, которые Люси раздала всем детям, уехала на работу, пообещав вернуться за ней вечером, и... больше не вернулась. Люси ничего не спрашивала о ней, но прекрасно понимала, что ее так просто не отпустили. Раз уж она побывала на секретном объекте и узнала все, чем там занимаются, то ее скорее всего убрали. Да и разговоры охранников-надзират­елей это прекрасно подтверждали. Те, кстати, говорили о таком не скрываясь. Видимо, считали их за обычных детей.
Это сильно злило блондинку, но она ничего не могла сделать. По крайней мере пока. Не тот возраст, да и не те физические силы. Люси временно отступила, притворяясь по-обычному веселой. Но в ней чувствовался какой-то надлом. Правда девушка его слишком хорошо скрывала, чтобы взрослые могли его заметить. Но вот дети... Они все прекрасно его чувствовали.

Она собиралась позже отомстить, но... очередной эксперимент перечеркнул не только все ее планы, но и дальнейшую ее судьбу.

***



- Где девчонка? - зло спрашивает высокий мужчина с ярко красными волосами, обращаясь к охранникам. Те отворачиваются и отводят взгляд, стараясь не смотреть ему в глаза. Яркие зеленые глаза с вертикальными зрачками недовольно смотрят на испуганно дрожащих мужчин. Игнилл Драгнилл - один из лучших друзей Джуда Хартфелия только недавно узнал, куда "заботливые" родственнички и не менее "заботливые" партнеры друга запихнули малышку Люси. Этот загорелый мужчина был гением во всем, что касалось приобретения или вытягивания денег из чего угодно. Он мог получить фирму с убытками в несколько миллионов долларов, а уже через два месяца получить прибыль в несколько сотен тысяч долларов.
- Стойте! Сюда нельзя! Да что вам всем нужно?! - в коридор вылетает мужчина, одетый в белый халат. Видимо врач. Вот только... все впечатление портит жестокое выражение лица и ярко-красное пятно крови на халате.
- Где. Люси. Хартфилия?! Сейчас ей должно быть уже шесть лет. Блондинка с карими глазами. Мне сказали, что она у вас. - медленно с какой-то пугающей интонацией говорит Игнилл. Врач вздрагивает и мнется, не решаясь ничего сказать. Пока наконец...
- Она... Она... Простите, но этот эксперемент... Он прошел... неудачно. - медленно говорит еще один подошедший молоденький парень в точно таком же медицинском халате. - И... вообщем... она... уже... м-мертва...
- Когда? - внезапно охрипшим голосом спрашивает мужчина, чувствуя, как в груди поднимается глухая волна злобы.
- В-вчера... - тихо говорит первый. Игнилл переводит на него потемневший взгляд и тот шарахается назад. - М-мы ее еще не успели похоронить. Так что если хотите...
- Ведите. - прерывает его Драгнилл и идет следом, не веря, что это действительно происходит на самом деле. Перед глазами все плывет. Он не может поверить в то, что ему только что сказали.

Маленькая ярко освещенная комнатка. Посередине стоит каталка, а на ней лежит... Девочка лет шести с длинными черными волосами и широко распахнутыми тусклыми карими глазами, в которых на веки застыли удивление и капля боли. Бело-серое платье из грубой ткани с ярко красным пятном на нем. Длинная царапина на левой щеки, из которой только недавно перестала сочиться кровь. И... маленькая слезинка, которая хрусталем застыла на щеке.

- Вы ведь прекрасно понимаете, что после такого ваша Шаражкина контора будет уничтожена? - с пугающим спокойствием спрашивает Игнилл, накрывая девочку одеялом с головой.
- Да какая вам разница? Ну подумаешь, какая-то девчонка... - врач спотыкается и не договаривает, когда мужчина смотрит на него своими страшными светящимися глазами.
- Какая-то... девчонка? - медленно произносит красноволосый так, словно ему послышалось. Врач дергается как от удара. - Значит... какая-то... девчонка?

***



Дом полыхал. Слышался надсадный треск, с которым обычно горит старое дерево. Запах гари был невыносим, но Игнилл не собирался никуда уходить. И даже серая трава окрасилась в ярко-оранжевое пламя. Где-то внутри, в маленькой комнатке, накрытая одеялом, спала вечным сном маленькая Люси. Он до конца не хотел ее вот так хоронить, но с другой стороны... Где еще, как не здесь, ей будет так спокойно и тихо? Уж он позаботится, чтобы никто сюда никогда не проник.
- Босс, мы прошлись по всем записям. Изначально там было двадцать шесть детей. - тихо говорит низкий хриплый бас. Драгнилл не шевелится, лишь внимательно косится на свою правую руку:
- И?
- Из двадцати шести детей выжила только девочка под номером пять. - Вайсалогия говорит безразлично, но крепко сжатые кулаки и чуть подругивающие плечи говорят о многом. Будь его воля и знай они об этих экспериментах раньше, то такого бы не допустили. - Что прикажете с ней сделать? Убить?
- Зачем? Заберем ее с собой. - Игнил прикрывает глаза и полной грудью вдыхает дым. Он ничего не смог сделать для маленькой Люси, которую когда-то поклялся ее матери защищать и беречь изо всех сил. Он не смог сдержать обещание, но... Он изо всех сил надеялся, что с другой девочкой, Пятой, все будет гораздо лучше. Уж он постарается. Он и правда надеялся на то, что этим сможетискупить свое несдержанное обещание.

­­

Музыка kesha - take it off
Настроение: веселое
Хочется: веселья
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
вторник, 9 января 2018 г.
Without memories (Без воспоминаний) - Эхо террора. Rony Key 06:08:17
В последнее время я каждый день хожу на могилу Твелва и Найна. Каждый раз остаюсь практически до заката и сижу рядом с двадцатью шестью палками, на которых высечены цифры. От одного до двадцати шести. Я медленно обвожу каждую из них, словно это может хоть как-то мне помочь. Словно это хоть как-то позволит мне ощутить Их вновь...

Если бы какой-то посторонний человек пришел сюда и увидел бы меня рядом с ними, то, наверное, он бы посчитал меня сумашедшей. Зачем девушке сидеть рядом с простыми палками, на которых высечены цифры? Но только я знаю, что они на самом деле означают. Я и... Кэндзиро Сибадзаки. Только мы вдвоем знаем, что это на самом деле могилы. Могилы двадцати шести детям, которых убили в попытке создать сверх человека.

Когда-то я случайно услышала одну фразу "Without memories is better", которая означает: "Без воспоминаний лучше". Не понимаю... Скажите, кем был тот человек, который так сказал? Неужели он и вправду считает, что без них лучше? Но именно память делает нас такими уникальными. Я никогда не хочу забывать Их. Никогда.

Найн и Твелв просто хотели, чтобы про Них хоть кто-то знал. Чтобы о Них хоть кто-то помнил. Сибадзаки-сан рассказал мне их историю. Я была в ужасе. Бедные дети... За что же их так? За что? Они же ничего не сделали.

Как же я жалела, что меня тогда не было с ними. И пускай я знаю, что никогда не смогла бы туда попасть - не те данные. И пускай я знаю, что если бы все же попала - меня, скорее всего, уже не было бы в живых. Пускай. Если бы я могла хоть на миг... Хоть на один миг стать их щитом... Если бы я смогла бы стать их поддержкой и опорой. Если бы я...

Я не знаю, помнят ли Их хоть кто-нибудь еще кроме нас. Ведь уже больше двух лет прошло. А людская память быстро забывает такое. Я твердо уверена, что точно буду Их помнить. До самого конца. А когда умру... Надеюсь, что Сибадзаки станет помнить Их и дальше. Ведь если мы умрем оба, то... Кто же будет помнить их?

Я так и не вернулась к матери. Это уже выше моих сил - жить с ней. И терпеть ее и ее поведение. Слава богу, Сибадзаки-сан помог мне и выделил мне комнату. Я ему очень благодарна. А еще... недавно... я...

- Лиза? - слышу за спиной слишком хорошо знакомый истеричный голос. Вскакиваю на ноги и отступаю назад, испуганно смотря в полубезумные глаза матери. Она... Почему она здесь? Почему она вышла из квартиры? Почему она... Как она меня нашла? Как? Сейчас это больше всего меня волнует. Возможно, это глупо... Вернее, это точно глупо. Но я стою на месте, не двигаясь, и смотрю на нее. У меня будто бы отняли все мои силы, отчего даже мысли ползают вялыми мухами. - Почему ты исчезла, Лиза?! Почему ты мне не звонишь?! Почему, Лиза?! Почему?! Ты хочешь бросить меня, как твой отец?! Лиза! Не молчи, Лиза!

К счастью, и она стоит на месте. Я быстро оглядываюсь назад, внимательно смотря на могилы двадцати шести детям. Но больше всего я не хочу покидать именно те две, где написаны два числа - "9" и "12". Ведь если я сейчас уйду, то... скорее всего уже больше никогда не вернусь. Может, стоило остаться и умереть именно тут? Но...

Я все же соглашаюсь на операцию, хотя шансов на успех немного. Считайте - их практически нет. Рак головного мозга - не та болезнь, на которую можно плюнуть и выкинуть ее из головы. Особенно, если эта опухоль находится в труднодоступном месте. В таком случае мой шанс выжить составляет всего пятнадцать-двадцать­ процентов.

Раньше бы я даже не попыталась бы сопротивляться и предпочла бы быстро умереть, забытая всеми. Но сейчас... Я не вправе разбрасываться жизнью, которую подарили мне Они. Я должна выжить хотя бы потому, что я просто обязана им хоть чем-то отплатить. Пусть мои воспоминания о Них - станут моей расплатой. Именно поэтому я поставлю на карту все. После этой операции станет понятно: достойна я жизни или нет.

- Лиза, не молчи! Лиза! - слышу словно сквозь туман истеричные крики матери. Ее грязные черные спутанные волосы, полубезумные карие глаза, худое изможденно лицо с ввалившимися щеками и каплями пота на лбу. Я с трудом могу узнать в этой истеричной шатающейся женщине с худыми пальцами-когтями и грязной мешковатой одеждой некогда мою добрую и симпатичную, можно даже сказать красивую, мать. А раньше ведь она была совсем не такая, но после бегства отца из нашей семьи... Почему-то я всегда была уверенна, что и меня она в этом винила. Даже больше чем себя.

Перед глазами все расплывается и я пропускаю тот момент, когда она бросается ко мне со своими тонкими пальцами-когтями и, некрасиво раскрывая рот, вцепляется в плечи. Я уже давно со счета сбилась сколько, собственно, у меня там было синяков. Сколько я себя помню - они были у меня там всегда. С тех самых пор, как исчез мой отец. Хотя исчез ли? Или просто сбежал. Она что-то истерично кричит и изо всех сил трясет меня за плечи, отчего моя голова безвольно болтается.

Мне больно. Голова болит. Кровь ударяет в виски. Еще немного - и я потеряю сознание. Перед глазами все расплывается. По хорошему стоило бы это прекратить еще давным давно, но... Но я молчу. Изо всех сил терплю эту тряску, но мой взгляд направлен только на две могилы с числами "9" и "12".

Я устала. Мне надоело мое бессмысленное существование. Но ради Их памяти я вытерплю все. Именно поэтому я вырываюсь из крепкой хватки матери и отступаю, смотря на нее. Она, кажется, поражена. Но снова с бессмысленной жестокостью кидается ко мне, пытаясь снова ухватить за плечи.

Перед глазами снова все плывет и, оступившись, я падаю на землю. Мать исчезает, а я остаюсь в одиночестве. Я ощущаю все так, словно это происходит не со мной. Вот я стою - а вот уже лежу на земле. Встать не хватает ни сил, ни желания. Я словно погружаюсь в бесконечный омут. Толща воды мешает мне дышать и хоть что-то слышать. Перед глазами бесконечная синева и маленькие белые пузырьки воздуха, которые быстро поднимаются вверх.

Свет стремительно отдаляется, и я протягиваю за ним руку, в попытке схватить. Но это бесполезно. На мгновение мне кажется, что Найн и Твелв здесь, рядом со мной. Я вижу, что рядом сидит Твелв и, солнечно улыбаясь, гладит меня по волосам. Рядом стоит Найн и как всегда недовольно хмурится, только в глазах скрытая тревога. Интересно, почему? Неужели... все настолько серьезно?

Потом перед глазами появляется бесконечное синее небо. А потом... я вижу как от меня, вверх, поднимается стая странных серых птиц. В ушах эхом стоит хлопанье их крыльев. Все птицы серые, но у каждой одно перо ярко-красного цвета.

А потом... Последнее, что я вижу - корявые буквы, складывающиеся в одно слово - "VON", которое когда-то означало для Них надежду. Сейчас же, для меня, они символизируют собой отчаяние. И надежду... Надежду, которой у меня никогда не было.

Умирать, оказывается, совсем не страшно. Ведь я наконец буду с людьми, которых я люблю. Я люблю Твелва, но и Найна люблю не меньше. Но... мои чувства к каждому из них кардинально различаются. Твелва я люблю как... как парня. А Найна - как лучшего друга.

В ушах почему-то играет музыка из холодной страны, которую когда-то слушал Найн. Она отдается легким перезвоном в яркой синеве неба и струится сквозь шелест крыльев серых птиц. Я широко улыбаюсь, наблюдая за их полетом. Мне тоже хочется взять и полететь. Но я не могу.

Я где-то прочитала, что смерть пахнет сиренью. Удивительно, но этого запаха я не ощущаю. Зато чувствую запах нагретой солнцем пыли, свежей травы и старого дерева. Веки тяжелые и я медленно закрываю их.


***



Когда я открываю глаза, понимаю, что я еще жива. А еще я понимаю, что нахожусь в больнице. Где еще, как не в ней, могут быть такие стерильно белые стены? Все такое белое и чистое - что даже тошно. Надо мной стоит медсестра и с приторно-доброжелат­ельной улыбкой спрашивает о моем сомочувствие.

Голова раскалывается, а тело с трудом двигается, о чем я и сообщаю ей. Она кивает и ободряюще говорит мне несколько ничего не значащих фраз. Дежурных - я сказала бы. Кажется, она говорит что-то о том, что моя операция будет через три дня. Потом она приносит мне воды, а после, когда я напилась, сделала укол. И я провалилась в беспамятство.

Когда я проснулась, была поздняя ночь. На прикраватной тумбочке зелеными цифрами светились часы. "2:30". Я внимательно смотрю на них, даже не пытаясь пошевелиться. Почему-то мне снова кажется, что я слышу шум крыльев. Он там, за окном.

Я медленно поднимаюсь, чувствуя страшное головокружение, и мне приходится опереться на тумбочку, чтобы не упасть. Медленно бреду к окну, слыша словно в далеке как сзади с громким железным звоном падает капельница. Смотрю на иголку в руке и, морщась, вырываю ее.

Шум крыльев усиливается. Я распахиваю окно и открываю его на всю ширину. Прохладный ночной ветерок треплет мою одежду и, ласкаясь, шевелит короткие черные пряди. Я вскидываю глаза и вижу в вышине, как по темному небу летят серые птицы. Они почти незаметны, только горит ярко-красное перо.

Неожиданно одна из них отделяется от общей стаи и подлетаей ко мне. Кружит перед моим лицом и словно зазывает. Мне хочется улететь с ней. Я встаю на подоконник и протягиваю к ней руки. Она чуть отлетает в сторону, не позволяя ее коснуться.

На мгновение я опускаю взгляд в чернильною темноту ночи и мне становится страшно. Моя палата на пятом этаже. Всего на секунду мне хочется слезть с подоконника и вернуться в свою постель. Но птица снова подлетает ко мне, и я решаюсь. Я делаю всего один шаг, отправляясь в полет вместе с ней.

"Without memories is better"... Эта фраза означает - "Без воспоминаний лучше". Не понимаю... Скажите, кем был тот человек, который так сказал? Именно воспоминания о дорогих людях делают нас живыми.

­­

Музыка кукла колдуна - КиШ
Настроение: странное
Хочется: спать
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
Почему у меня нет... кошки?! (Хвост феи) Rony Key 05:59:58
Однажды до Великого дракона Апокалипсиса дошло...
- А почему только у меня... нет кошки?
Дело в том, что Акнология впервые увидел всех убийц драконов вместе, пересчитал всех кошаков и заметил одну принеприятную новость - иксиды были у всех драгонслееров. Ну... Почти у всех. Лексус и Эрик не считаются. Все же, они не совсем настоящие... А вот у всех остальных драгонслееров они были...
Волшебники молча переглядываются, не зная, что тут можно сказать. Венди и Нацу, не сговариваясь, смотрят на Гажила. Просто... сейчас беловолосый слишком сильно напоминает им поведением Редфокса, когда у того тоже не было кота. Тот же взгляд, те же повадки. Мда...
- Че уставились?! - злится брюнет, покрепче прижимая к себе Пантерлили. Кажется, он все не так понял. - Я своего не отдам.
Шарли фыркает, с подозрением глядя на Акнологию. Хэппи... Ему пофиг - он жует волосы Нацу. Видимо, поблизости рыбки не нашлось...
- Ха? - Эвклиф думает, что это все шутка. И сейчас дракон Апокалипсиса злобно рассмеется и попытается их убить. Лектор удивленно округляет глаза и задумчиво прикидывает размер намечающейся проблемы.
- Эм... - Роуг тоже не знает, что тут можно сказать. Если честно, он в откровенном а**е. Чтобы Акнология задумывался про иксидов?! Мда... Наверное, в лесу что-то большое сдохло. Фрош же... Он ни о чем не думает. Ему просто нравится Чени.

Чуть позже...



-... Вот так я и остался без своего милого пушистика... - грустно вздыхает беловолосый, прижимая к себе Фроша. Кажется, еще немного, и брутальный дракон заплачет как ребенок.
- Акнология, это классная история, но... Теперь верни мне моего Фроша!!! - злится Роуг, требовательно протягивая руки. С грустным вздохом мужчина протягивает котенка хозяину.
- Эм... Акнология-сан... - Венди не решается подойти к все еще страшному мужчине, поэтому говорит из-за спины Нацу. Но в голосе слышится пока еще не уверенная решимость. - Если хотите... может мы поможем вам найти себе подходящего искида? Из Эдоласа их вроде сюда много попало... - робко тянет.
- ПРАВДА?! - радости Акнологии может позавидовать все. Даже Эрза, когда видит тортик.

­­

Музыка 15 опенинг Хвоста феи
Настроение: ехидное
Хочется: интересной книги
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
Танцуй, ведьма! Rony Key 05:46:26
Шелест легкого платья.
Шорох черного крыла.
Над землею кружася,
Танцует ведьма одна.

Непослушные рыжие пряди
Треплет яростный ветер.
Напрасны тщетные надежды,
Ее лишь ночь ласково встретит.

Счастливый хохот
Летит к свинцовым небесам.
Ее никто не поймет.
У людей тут табу: "Нет чудесам".

А она, как солнца луч
Или яркая звезда,
Разгоняет тьму сейчас
Совсем как тогда.

Танцуй ведьма!
Как уголек от костра,
Как яркое пламя свечи
Освети этот мир.

Танцуй, не обращая
Внимания на
Шепотки за спиной.
Танцуй, ведьма, танцуй!

­­

Музыка а закаты алые
Настроение: ехидное
Хочется: спать
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 7 января 2018 г.
Сердца в заплатках (Зак и Рейчел) - Ангел кровопролития. Rony Key 19:27:28
Рейчел хочет быть хорошей девочкой... Она хочет стать идеальной и непорочной. А путь к этому один - смерть. Ведь только ангелы могут распахнуть белые крылья, взмывая ввысь. Вот только...
Рей могла бы умереть от собственной руки. Но... тогда Бог ее не простит. Тогда Рей не сможет стать идеальной. Она уже не будет непорочной... Она будет грязной.
Она снова и снова в каком-то безнадежном упрямстве просит Зака убить ее. Но тот каждый раз отворачивается, неизменно хмыкая. Рей знает в чем дело - она показывает слишком мало нужных ему эмоций. Поэтому Рей даже ненавидит свое вечно равнодушное лицо.
Она хочет стать идеальной. А идеалом она станет только тогда, когда ее мертвое тело полностью покроется красивыми ровными стежками. Идеал?
Рей улыбается и тянется за иголкой с нитками. С их помощью она сможет стать идеальной и подарить Заку по-настоящему идеальную улыбку. Вот только Рей не успевает сделать ни стежка. Фостер громко ругается матом, выбивая их из рук Рейчел. А в разноцветных глазах еле заметное беспокойство.
Почему-то Рей становится тепло. Она хочет быть идеальным ангелом. Вот только ей как-то плевать, что, возможно, она попадет в ад. Плевать, что, возможно, ее крылья будут чернильно-черными, как ночь. Нет. Как волосы Зака. Ее Бога. Ей плевать. А может она и не задумывается об этом.
Сколько времени прошло с того момента, как Зак забрал Рей из психушки? Больше двух лет уже... Интересно, почему он тянет?
Ведь давно уже мог бы избавиться и от нее, и от клятвы и жить спокойной и свободной жизнью. Ведь Рей прекрасно знает, что тормозит его. Но он все никак не хочет. И все время находит какие-нибудь отговорки. Итак, почему... он тянет?

***



Зак никогда не жалел ни о своих словах, ни о своих действиях. Он всегда жил в ладу с собой. Ну, насколько может быть в ладу с собой маньяк-психопат.
Он никогда и ни о чем не жалел. Разве что... О той дурацкой клятве, которую он дал Рей. Зак всегда ненавидел ложь, но... при этом он лгал себе. Лгал, когда говорил девочке, что он может в любой момент убить ее. Лгал, когда сам почти поверил в такой исход.
Почти. Он и вправду верил, что сможет это сделать. Но... Все на свои места раставил тот выстрел этого чертового психа Дэнни.
Тогда Зак впервые испугался. Не за себя - за Рей. Вид ее крови... он пугал. В тот момент парень больше всего боялся, что девушка умрет. Его клятва рассыпалась и разлетелась в прах, стоило ему осознать, что он может остаться один. Что Рей может действительно умереть.
Поэтому Зак готов сколько угодно ставить заплатки на сердце Рей. И пускай стежки получаются кривыми и грубыми. Пускай, кое-где нити лопаются от чрезмерного усердия. Пускай, он совсем не умеет шить, но... Заплатки - одна за другой - обязательно появятся.
Он и правда старается. Вот только в своем старание он не замечает, что и Рей хорошенько потрудилась над его сердцем. Только там заплатки, скрепленные аккуратными ровными стежками, смотрятся хорошо. И девочка искренне радуется, чувствуя, что ее Бог принадлежит ей. Нет, не Бог - Зак. Просто Зак.
Зак будет сколько угодно придумывать новые и новые отговорки, чтобы оттянуть смерть Рей. Вот что-что, а ей умереть он не позволит. Костьми ляжет, а не позволит. Зак уверен, ему еще удасться переубедить ее. А пока...

Зак сколько угодно будет старательно штопать ее израненное сердце, ставя одну за другой заплатки. И пускай стежки получаются кривыми и грубыми. Пускай, кое-где нити лопаются от чрезмерного усердия. Это не важно. Ведь всегда можно закрепить их еще большим количеством кривых, но крепких стежков. И пускай, он совсем не умеет шить, но... Заплатки - одна за другой - обязательно появятся. В этом-то он уверен.
И, будучи слишком занятым своей деятельностью, парень ни как не заметит, что ни он один трудится в поте лица. Что Рей уже давно успела основательно потрудиться над его сердцем, пришив аккуратными ровными, но крепкими стежками его сердце к своему.


­­

Музыка ангел или бес
Настроение: странное
Хочется: чего-то
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть
Тихие шаги в пустом доме... Rony Key 19:23:00
Тихий домик на краю
Маленькой реки.
Быстрый топот ножек.
Ну-ка, посмотри!

Сбитое дыханье.
Темный пол в крови.
Давай-ка поиграем:
Спрячься иль умри.

Нож блестит
В сиянье бликов.
Выйди-выйди -
Будешь убита.

Детство снова на подходе...
Ты кричишь, а он доволен.
Так играли на природе с ним.
Раньше... Не помнишь?

Тихий шепот.
Тихий стон.
Тихий вздох
И снова он.

Детство-детство,
Ты куда?
И сейчас.
Все ерунда?

Где же память у ребенка?
Собираешь ты осколки.
В детстве он убил котенка
При тебе.

Ты кричала и смеялась...
Ты не помнишь? Как?
Ты сказать ему побоялась,
Что он - маньяк.

Выросла. Все изменилось?
Так ли? Нет? Поймешь?
По щеке слеза скатилась...
Ты идешь домой.

Каждый раз идешь мимо
Дома у реки.
Тебе постоянно страшно.
Слышатся шаги.

Ускоряешь шаг.
Ты почти бежишь.
Везде кажется, везде
Чудится твой враг.

Но сколько не беречься...
Поверь, не избежать
Судьбы. Чтобы развлечься
Она отправила тебя сюда.

Те бежишь
Что есть сил.
Он идет,
Он - всех убил.

Тихий домик на краю
Маленькой реки.
Был тут детский садик...
Был... Иль нет. Смотри!

Хриплый хохот.
Брызги крови.
Ты бежишь.
А он доволен.

Захлопнулись дверцы
Ловушки стальной.
Ты сама пришла.
Ты пришла на убой.

Сбитое дыхание...
Слезы страха в глазах.
Зачем же ты играла?
Теперь ты в дураках...

­­

Музыка ангел или демон
Настроение: странное
Хочется: чего-то
Категории: Мои истории
Прoкoммeнтировaть


Записки из палаты № 7. > Мои истории

читай на форуме:
*О*
продаю дизы!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!...
Хватит уже плагиатом заниматься!:-|...
пройди тесты:
3 сестры или темнота не только в моём...
Шукаку. Часть 16
ты богиня
читай в дневниках:
39.
40.
41.

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх